Go Home! Go Home! ПоискКонтакты  
Доисторический период
Первые рэйвы
Клубная пора
Станция / Вторая рэйв волна
Открытый мир
Смутные времена
Спонсорские рэйвы
Гламур / Underground


Воспоминания очевидцев


Ашман Дмитрий
Бартенев Андрей
Брауде Дмитрий
Быков Роман
Данилин Николай
Дарч Тото
Мамедов Тимур
Оджо Олег
Одинг Денис
Остоич Владо
Сатонин Анатолий
Смирнов Андрей
Трапезников Владимир
Троицкий Артемий
Фонарев Владимир
Цодиков Олег
Шаля Дмитрий
Шулинский Игорь
Яковлев Сергей


Журнал Не спать!

Радио Динамит FM






Хозяин рейва

Автор: 44100Hz Оставь свой след в истории 

В истории московского клубного движения трудно найти более колоритную фигуру, нежели Тимур Мамедов. Он стремительно ворвался на сцену в середине 90-х, объявил себя Хозяином Рэйва, руководил двумя самыми одиозными московскими клубами и организовывал самые громкие рэйвы той поры. Потом столь же стремительно исчез с горизонта, переехав на ПМЖ в трансовый рай Гоа. Там-то его и обнаружили наши люди, с пристрастием допросив об истории первых «Орбит» и легендарных клубов «Аэроданс» и «Лес».

1994 - Manhattan Express
Тимур Мамедов:
«Потом, наверное, года четыре, я в клубах не показывался, жил совершенно другой жизнью. В тусовку я вернулся позже, когда один мой знакомый, очень известный тогда персонаж Миша Ло, привел меня однажды в Manhattan Express, на вечеринку Ивана Салмаксова. Играл тогда Гаврила, и я был очень впечатлен тем, что там происходило. Это было феерическое зрелище - какие-то странные крашенные фрики, клешевые брюки и стробоскопы. Вообще эта компания - Салмаксов, Женя Бирман, Миша Палтус - и внедрили эту культуру в Москве, экспортировали ее из Питера. Первые «Гагарины», Mobile - это именно их рук дело. И, надо сказать, что эти вечеринки в начале 90-х сильно разделили людей на «рэйвовых» и «нерэйвовых», открыли по-настоящему новую эпоху».

1994 год - Penthouse
«Тогда в Penthouse и «Эрмитаж» ходили настоящие модники - богема и люди из арт-тусовки. Народу на вечеринку приходило множество - до тысячи человек. Они ходили на вечеринки потому, что их музыка вставляла. И в первые годы в Москве реально народ пропирался от вечеринок, и атмосфера была очень позитивная. Бандитов, насколько я помню, среди них не было и в помине - они стали появляться в клубах много позже.
В Penthouse я познакомился с Тимуром Ланским и Богданом Титомиром, и вскоре мы уже начали работать вместе».

1994 год - вечеринки в сквоте Богдана Титомира
«Богдан тогда был вполне культовой фигурой. Сейчас я считаю, что если бы его не было, то не было бы и московской рэйв-культуры. Дело в том, что настоящий рейв всегда строится на системе сквотов: мест, в которых люди могли бы после вечеринки собраться одной большой тусовкой, знакомиться друг с другом. В то время, ни о каких афтепати и речи не шло. А у Богдана была огромная квартира со светомузыкой и TurboSound на Пушкинской, в которой могли одновременно находиться человек сто пятьдесят. Многие мечтали туда попасть. Эти частные вечеринки выглядели очень по-европейски, и не появись тогда этого богдановского сквота, то неизвестно, как бы все потом развивалось».

Декабрь 1994 - конец 1995 - «Аэродэнс»
«В декабре 1994 года мы решили открыть собственный клуб. У Тимура Ланского работал барменом некий Андрей, который позже открыл стрип-клуб «Грезы». Так вот этот человек после закрытия Penthouse работал в совковом ресторане в здании аэровокзала. Это было очень простое заведение со столами, сценой и четырьмя лампами, куда ночью приходили бухать пацаны с вокзала. И все это называлось, как ни странно, «Аэроданс». Потому что аэровокзал и как бы танцы.
Ланский откопал это место и позвонил мне: «Приезжай, смотри». Я сразу увидел, что у этого помещение огромный потенциал - большое, вместительное; первый этаж 70 на 150 метров, второй - поменьше, 40 на 50. Я тут же договорился провести там пробную вечеринку - в середине декабря 1994 года. Тогда мы сделали чистый рэйв - пришли, поставили звук и пришло столько народу! Стало понятно, что здесь можно открывать клуб.
Я играл почти во всем мире и могу сказать честно: не знаю, были ли в мире аналоги «Аэродэнс». Клуб был сделан нашими декораторами из Chill Out Planet, сделан с помощью черных полотен, пенопласта. И это был реальный психоделический дизайн. Наши художники, Сережа Тимонин и Лелик, получали по полторы тысячи долларов в неделю за то, что регулярно меняли декорации. Каждую неделю проходили тематические вечеринки, привозили почти всех больших звезд. Например, когда японец приезжал играть - весь клуб в иероглифах и все вокруг, как в Японии.
Вход был сделан как полукруглый серебристый туннель, который вел внутрь к кассе. Там же, на входе, висел телевизор, на экране которого девушка космическим голосом приветствовала «пассажиров»: «Добро пожаловать в клуб «Аэроданс». Мы желаем вам приятного полета. Пожалуйста, пристегните ремни». Она выглядела как классическая стюардесса, только со значком «Аэроданса», танцующим Шивой.
Мы использовали настоящие know how. Например, в «Аэродансе» было голографическое меню и по пять кнопок на каждом столе - «Коктейль», «Водка» и тому подобное. Можно было нажать на кнопку и сделать заказ. Потом стали появляться большие экраны, бегущие строки везде - мы постоянно что-то улучшали.
Изначально мы ориентировались на techno и tech-house. Хаус играл достаточно редко, как и транс. Дело в том, что тогда трансовых диджеев было немного, два-три от силы. Гаврила тогда транс играл, Ленин. Ну, и я тоже иногда вставал за вертушки.
В 1995 году «Аэроданс» был очень популярным заведением. Клуб был рассчитан примерно на 1000 человек, и я не помню ни одной вечеринки, где было бы меньше 900. В пятницу-субботу клуб забивался полностью, и на одном баре мы поднимали до 20 тысяч «зелени».
В «Аэродэнс» существовали клубные карты, - по ним всегда была цена ниже, и проход был без очереди. Мы также печатали флаера со скидкой, и разработали систему их распространения. Этой технологией, кстати, клубы пользуются до сих пор.
В итоге в клубе, несмотря на постоянные аншлаги, было очень уютно, и люди чувствовали себя частью большой семьи, поэтому и ходили. На танцполе царил плотный угар - девки в лифчиках, басы, крики «Давай-давай». Это было что-то новое, очень прикольное. В «Титаник», например, ходила совершенно другая публика, серьезная, с бандитским оттенком. К нам бандиты тоже приходили, но вели они себя по-другому. «Аэроданс» во многом поменял их мировоззрение, они у нас под утро в обнимку с рейверами танцевали.
Довольно забавно обстояли дела с охраной. Мы набрали ее из микро-шпаны, и потом выдрессировали. Они были очень корректны на входе, но всегда готовы к действию. А воспитал их Петя Ковбой, очень хороший начальник охраны. Только я до сих пор не понимаю, владеет ли он какими-то видами единоборств, поскольку при мне он ни разу не дрался. Он всегда корректно справлялся с конфликтными ситуациями, не доводил дело до мордобоя. А основные задачи секьюрити у нас выполняла братва, серьезная. Мы работали с двумя группировками, которые постоянно вылетали на разборки, и все было ровно. Серьезные конфликты возникали достаточно редко.
Вообще команда «Аэродэнса» подобралась достаточно странная. У нас был один парень, по прозвищу Прокопан. Он готов был на все. Он жил у нас под сценой и у него там было все - начиная от порнухи и заканчивая кусочками хлеба. В «Аэродэенсе» он выступал в составе Театра Кваса - во время их психоделического шоу он вылезал на сцену голым, весь измазанный красной краской. Которая, кстати, не отмывалась, и он потом долго в таком виде ходил по городу, народ пугал.
И вот у этого человека было очень специфическое видение. Я ему дал однажды краску и сказал - нарисуй что-нибудь. И он весь туалет разукрасил флуоресцентными красками и неимовернейшими рисунками так, что люди там на несколько часов оставались.
Закончилось все по глупости. У нас была аренда у владельца ресторана, он что-то хотел, какой-то процент, ну и мы, в общем, не договорились. Открывать на новом месте клуб со старым названием не хотелось. Пришлось похоронить идею.
Получилось, что мы ушли на пике. Теперь я понимаю, что самое главное для клуба - достичь вершины и уйти. Вот это круто! Так потом получалось, что каждый мой проект уходил на пике и становился легендой. Это был сознательный выбор».

1994 - первая «Орбита»
«Параллельно с «Аэродансом» мы занимались еще и большими рэйв-проектами, фестивалем «Орбита». Первый прошел в «Олимпийском» в 1994 году. Мы как раз делали ремонт в «Аэродансе», и нам нужны были деньги. Пришла идея сделать рэйв и заработать.
У меня была знакомая девушка, с хорошими связями в «Олимпийском». Мы посмотрели на это огромное пространство, все уставленное аттракционами, и решили, что «Орбиту» нужно сделать именно здесь. Начали разговаривать с Лисовским. Он поначалу сильно сомневался, не воспринимал меня серьезно. Я придерживался тогда полу-панковского стиля - из головы какие-то флюрисцентные х@&ни торчали. Но за меня замолвил словечко знакомый бандит, и мы обо всем договорились: он берет на себя бар, я привожу людей. Сделали нормальный промоушен. Собрали всех диджеев, вне зависимости от стиля. В итоге, пришло около четырех тысяч человек. Получился настоящий фестиваль.

Текст: Роман Жабин


Обсуждение на форуме [тем: 1] Обсуждение на форуме
 

 

Авторизация

логин: пароль:  
 Запомнить меня на этом компе

Новый чел  |  Забыли пароль?

 

Добавь себя в каталог!


Городской фестиваль музыки и искусств Present Perfect в Санкт-Петербурге
Фестиваль электронной музыки и современного искусства Present Perfect – посвящение культурному авангарду, срез всего самого актуального, что происходит прямо сейчас. Площадкой для нового фестиваля, который пройдет в Санкт-Петербурге 1 августа, станет Музей стрит-арта, удачно прописавшийся на территории завода слоистых пластиков. Именно здесь, во внутреннем дворе действующего производства, на шестнадцать часов развернется насыщенная программа Present Perfect, разделенная на две равновесные части: вечернюю и ночную. 

комментариев: 0

Flow Festival 2015
С 14 по 16 августа в Хельсинки в двенадцатый раз пройдет фестиваль FLOW. Мощнейшая музыкальная программа, инсталляции современных художников, выставки современного искусства, показы независимого кино, лекции, а также всевозможная уличная еда от лучших кафе и ресторанов Хельсинки делает фестиваль одним из самых масштабных и значимых культурных событий Европы. 

комментариев: 0

 
    начало · о проекте · поиск · контакты

Все тексты и изображения являются собственностью проекта, если иное не указано в материалах.
Любое полное или частичное использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации проекта.

© 44100Hz · 1998-2006
© design: ally design · 2004